Психодрама в индивидуальной работе

Психодрама в индивидуальной работе:

от монодрамы до работы по видеосвязи

Павел Корниенко; вариант: v2-0010 от 12.07.2017

Оглавление

1. Введение

2. Психодраматическая встреча

2.1. Многообразие вариантов реализации психодраматической встречи
2.2. Психодраматическая встреча, реализуемая в диалоге (ИВ)
2.3. Дублирование контактными репликами (ИВ)
2.4. От действия в воображении к действию в пространстве
2.5. Делать встречу в воображении или в пространстве?
2.6. Организация психодраматического взаимодействия между ролями
2.7. Риск «смешения реальностей» при игре ролей терапевтом
2.8. Важные детали в организации взаимодействия между ролями

3. Психодраматическая работа с ситуацией.

4. Психодраматическая работа с коммуникацией

5. Приложения

 

1. Введение

1.1. Что такое монодрама?

Адам Блатнер в сборнике психодраматических терминов и техник определяет монодраму как вариант психодраматической работы, в котором протагонист сам попеременно играет все роли. В таком варианте работы не задействуются «актеры», а лишь стулья или предметы. Техника монодрамы в некоторых случаях необходима и полезна в групповой работе, и в силу того, что она не задействует участников группы, она может без сильных изменений напрямую использоваться в индивидуальной психотерапии. Также Адам Блатнер упоминает, что монодрамой в широком смысле называют любое использование психодрамы в индивидуальной работе, когда терапевт при необходимости играет роли дубля и дополнительных я.

Мне кажется полезным для психодраматистов пользоваться словом «монодрама» в его первом, более конкретном значении: монодрама — это техника психодрамы, где протагонист сам играет все роли вне зависимости от того, происходит это на группе или в индивидуальной терапии. И тогда не всякое использование психодрамы в индивидуальной работе будет правильно назвать монодрамой, а только то, где протагонист играет все роли сам. Далее я буду пользоваться словом «монодрама» именно в таком узком смысле, а всю психодраму в индивидуальной работе так и буду называть «психодрамой в индивидуальной работе».

1.2. Стили использования психодрамы в индивидуальной работе

Средствами психодрамы можно делать всю психотерапевтическую работу, от первой до последней минуты сессии, но это не всегда целесообразно. То, что идеально для групповой работы, не всегда будет оптимальным для работы индивидуальной: например, на этапе предварительного исследования сложности клиента психодраматическая форма работы порой может быть слишком громоздкой и медленной. Но в тоже время психодрама дает терапевту множество эффективных и компактных форм работы, не имеющих аналогов в разговорном жанре. И поэтому нет разумных причин не пользоваться ими в индивидуальной работе, если терапевт имеет психодраматическую подготовку.

Можно выделить четыре главных стиля использования психодрамы в индивидуальной работе, которые встречаются в российской практике:

1. Наиболее распространен вариант, когда терапевт большую часть времени работает в разговорном жанре, но вставляет в него небольшие психодраматические кусочки в тех местах, где они могли бы быть полезны клиенту.

2. Кроме первого варианта, я сам много опираюсь на способ, когда психодраматические элементы становятся просто частью диалога и зачастую даже не требуют от клиента и терапевта каких-либо манипуляций с предметами или перемещений в пространстве. Этот вариант использования психодрамы в индивидуальной работе без изменений можно задействовать и при работе по видеосвязи через Интернет (например, используя программное обеспечение «Skype»).

Кроме вышеперечисленного мне известны еще такие варианты:

3. Некоторые терапевты изначально договариваются с клиентом работать индивидуально только с помощью психодрамы. И тогда они с начала до конца сессии в пространстве кабинета делают монодраму, аналогичную монодраме в группе, начиная с фокусирующего разговора и заканчивая шерингом. А т. к. сессия, проведенная в стилистике психодраматической работы в группе, может потребовать большего времени, чем обычный психотерапевтический час, в этом варианте одна большая психодраматическая работа может быть разделена на несколько сессий.

4. И еще есть вариант, когда терапевт предлагает клиенту работать на сессиях по структурированной схеме с небольшой драматизацией в середине: 1) разогрев и фокусировка; 2) психодраматическое действие; 3) шеринг; 4) рефлексия и совместный анализ психодраматического фрагмента. В этом варианте важным этапом является анализ психодраматического фрагмента, на который выделяется достаточно времени, а это в свою очередь требует короткой психодраматической части.

Выбор того или иного варианта работы не в последнюю очередь зависит от стилистических предпочтений психотерапевта и его профессиональной подготовки. Если же терапевт умеет и готов работать в любом жанре, то они могут вместе с клиентом выбрать вариант, опираясь на потребности и предпочтения клиента.

Здесь же хочу отметить, что в индивидуальной работе есть дополнительный резон предлагать клиенту простые, компактные и ясные формы психодрамы. Это важно не только из-за ограничений по времени, но и потому что из-за отсутствия актеров сцены теряют часть своей естественной наглядности, необходимой для эффективной работы.

1.3. Работа по видеосвязи через Интернет

Терапевтическая работа по видеосвязи накладывает на психодраматиста еще больше ограничений, чем индивидуальная очная психотерапевтическая работа. При работе по видеосвязи мы зачастую не можем гарантированно использовать классические монодраматические технологии в связи с тем, что не у каждого клиента есть для этого пространство в комнате и почти всегда отдаление от компьютера сопряжено с уменьшением слышимости и видимости.

В этом тексте я отдельное внимание уделю психодраматическим приемам двух особых видов:

  • приемы, которые можно использовать в индивидуальной работе непосредственно во время диалога с клиентом, не прерывая естественного течения этого диалога;
  • приемы, которые прерывают диалог небольшой психодраматической игрой, но которые можно применять в работе с клиентом, «не вставая со стульев».

Я много использую именно такие приемы в силу их компактности и простоты, и именно их можно вообще без адаптации использовать при работе по видеосвязи. Параграфы текста, описывающие такие приемы, обозначены аббревиатурой «ИВ» в заголовках.

1.4. Надо ли рассказывать клиенту о психодраме?

Здесь важно начать с того, что под словами «рассказ о психодраме» может подразумеваться очень разное содержание. И в зависимости от того, что именно подразумевается, мои мысли о необходимости про это рассказывать клиенту будут разными. Все множество информации о психодраме, которую можно рассказать клиенту, я разделю на такие группы:

  • Рассказ о психодраматическом методе, его принципах и техниках.
  • Объяснение клиенту терапевтического смысла предстоящего действия.
  • Пояснение клиенту значений используемых терапевтом жестов и знаков.

Рассказ о психодраматическом методе, его принципах и техниках
Встречается практика, когда психодраматист в начале работы с клиентом рассказывает ему общую информацию о психодраме и ее техниках. В моей практике я никогда так не делаю, и в первую очередь потому что разделяю мнение Екатерины Михайловой, что психодраматический метод является внутренним техническим средством терапевта, а клиенту нужен не метод, а результат работы. И, соответственно, рассказ о методе я воспринимаю как не слишком эффективный способ использования времени клиента. При этом я вполне допускаю, что в некоторых случаях такой рассказ может быть способом установить эмоциональный контакт с клиентом и уменьшить его тревогу на первой встрече, но в этом случае рассказ, естественно, должен быть адаптирован под такую задачу. Интересно, что для человека, впервые участвующего в групповой психодраме, такой рассказ может быть очень адекватен и полезен, чтобы помочь ему освоиться и успокоиться.

Объяснение клиенту терапевтического смысла предстоящего действия
Любой психотерапевтический прием лучше работает тогда, когда клиент понимает его психологический смысл и потенциальную полезность для достижения нужного ему результата. Кроме того, для реализации большинства терапевтических действий, отличных от обычного диалога, мы должны заручиться согласием клиента в них участвовать. Эти принципы актуальны и для любых психодраматических элементов, поэтому простые объяснения терапевтической задачи перед каждым психодраматическим действием мне кажутся очень полезными. Другое дело, что эти объяснения могут быть очень минималистичными и упрощенными, например (часть с объяснением выделена подчеркиванием):

  • 0: Побудь немного этим человеком, чтобы мы поняли, как он может отреагировать на наши слова.
  • 0: Покажи, как он это делает, чтобы я смог увидеть это как можно ближе к оригиналу.
  • 0: Давай мы расставим предметы, как в той комнате, чтобы мы лучше ее вспомнили.

Объяснение клиенту значения используемых терапевтом жестов и знаков
Кроме смысла каждого действия, важно, чтобы клиент понимал и «язык психодрамы», используемый терапевтом в индивидуальной работе, например:

  • что значит, когда терапевт кладет руку на спинку стула (терапевт собирается произнести слова роли, обозначенной этим стулом);
  • что значит, когда терапевт подходит к клиенту и становится немного сбоку и позади него (терапевт собирается продублировать клиента).

Такого рода объяснения мне кажутся необходимыми в большинстве случаев.

Очень краткое резюме
Рассказ о психодраматическом методе я, в общем, считаю избыточным, но, так или иначе, перед каждым предлагаемым клиенту психодраматическим действием терапевту будет полезно:

  • давать клиенту минимальное объяснение смысла предлагаемого действия (и запрашивать у клиента согласие на него);
  • давать необходимые пояснения по процессу, чтобы клиент понимал, что и зачем в каждый момент времени делает терапевт.

1.5. Как предложить клиенту психодраматическую сцену?

Если между клиентом и терапевтом есть изначальная договоренность работать только с помощью психодрамы, то вопрос, как предложить клиенту психодраматическую сцену, отпадает сам собой, разве что остаются вопросы о согласовании конкретной сцены и о подходящем разогреве. Вопрос актуален, если такой договоренности нет, например, потому что терапевт не видит необходимости заранее «нагружать» клиента не нужной ему информацией о технических деталях работы. В этом случае терапевту важно научиться предлагать клиенту психодраматические сцены таким образом, чтобы клиент соглашался там, где это ему будет полезно, и легко отказывался там, где он этой полезности не чувствует. Научиться хорошо предлагать клиенту психодраматические сцены — это сложное искусство, которое важно освоить.

Далее я опишу основные принципы, которые важно учитывать, предлагая клиенту психодраматическую сцену.

Предлагать не абстрактную психодраму, а конкретное действие, направленное на решение задач клиента.
Главный принцип, которым я пользуюсь, — это предлагать клиенту не абстрактное психодраматическое действие, а конкретную сцену, понятную клиенту и напрямую вытекающую из обсуждаемой темы. В большинстве своем люди отказываются от действий, которые воспринимаются ими как непонятные и бессмысленные, и поэтому терапевту важно в своем предложении рассказать клиенту, что будет происходить в сцене и зачем.

Предлагаемая сцена должна помочь выразить уже возникшие в диалоге переживания.
Большинство людей стремятся избегать того, что грозит им чрезмерным увеличением эмоционального напряжения. Эту сложность легче всего решить, столкнувшись с эмоциональным напряжением еще в диалоге, чтобы после этого сцена воспринималась уже средством разрядки этого напряжения.

Полезно проверить точность выбора сцены, предложив клиенту мысленно в ней оказаться.
В общем случае мы никогда не можем знать наверняка, какая сцена окажется более полезной и продуктивной для клиента. Но мы всегда можем воспользоваться очень простым способом отбора подходящей сцены: предложить клиенту мысленно примериться к той или иной сцене, и по его реакции будет видно, стоит ли ее разыгрывать психодраматически. И такое мысленное примеривание к потенциальной психодраматической сцене как раз становится разогревом на нее или даже ее началом.

 

2. Психодраматическая встреча

Всем психодраматистам хорошо известны терапевтические возможности техники встречи. В групповой психодраме встреча является очень компактным и эффективным средством, позволяющим клиентам:

  • разбираться в неясных переживаниях к визави;
  • разворачивать как контактные, так и не контактные переживания;
  • разряжать сильные контактные переживания;
  • деконструировать позитивные и негативные проекции;
  • ...и делать многое-многое другое.

И естественно, психодраматическая встреча в силу своей компактности и эффективности является претендентом номер один для адаптации к индивидуальной работе.

Далее в тексте я буду называть психодраматическим визави или просто визави того человека, с которым клиент «встречается» в психодраматической сцене. И для лучшего и более полного понимания этого раздела будет полезным предварительно обратиться к статье «Психодраматическая встреча и другие варианты диалогов», опубликованной в сборнике материалов Московской психодраматической конференции, вышедшем в 2016 году.

2.1. Многообразие вариантов реализации психодраматической встречи

Есть множество разнообразных вариантов, как терапевт может реализовать технику психодраматической встречи в индивидуальной работе. Лично я из всего этого многообразия почти всегда пользуюсь только двумя вариантами:

1. Реализация техники психодраматической встречи в воображении клиента без прерывания естественного течения диалога. Этот вариант я ценю за скорость реализации и простоту для клиента. Далее я буду называть его реализацией техники психодраматической встречи непосредственно в диалоге с клиентом. Этот вариант нам интересен еще и тем, что его можно без каких-либо изменений применять в работе по видеосвязи через Интернет.

2. Реализация техники психодраматической встречи в пространстве кабинета, когда роль визави обозначается стулом, предметом или иногда просто указанием на зону в пустом пространстве. Я ценю этот вариант по следующим причинам:

  • В такой психодраматической сцене можно действовать почти как в реальности, и это увеличивает интенсивность проживаемого клиентом нового опыта.
  • В этом варианте проще включать телесную оболочку роли при введении в нее (позу, движения, пластику, мимику).
  • В этом варианте проще всего задействовать технику «поиска телесного движения, обращенного к другому», которая иногда оказывается очень полезной. Кроме того, в такой сцене возможна работа по поиску реальных телесных импульсов, оставшихся после взаимодействия с визави, и работа с этими импульсами.

Описанные выше два варианта реализации техники психодраматической встречи в индивидуальной работе, по моему опыту, позволяют задействовать все возможности этой техники. А комбинация этих двух способов дает мне возможность создавать для клиента как очень деликатные психодраматические встречи, так и эмоционально сильные, если это необходимо. Но кроме этих двух вариантов, которые будут подробнее описаны далее, существует и множество других.

Например, широко распространен вариант построения психодраматической сцены на столе, когда роли обозначаются небольшими предметами или игрушками. Мне кажется, в этом варианте лучшим способом обозначить, что клиент сейчас говорит от имени некоторой роли, будет взять игрушку или предмет в руку и начать ею «играть», как это делают дети. При этом технология введения в роль может быть идентичной технологии в групповой психодраме, но полезно будет еще следить, чтобы клиент, когда держит игрушку в руке, телесно включался в игру, т. е. чтобы тело, поза и движения клиента соответствовали играемой роли. Именно поэтому более предпочтительный вариант — это взять игрушку в руку, а не, скажем, прикоснуться к ней пальцем, т. к. последнее может ограничивать свободу движения клиента.

Есть вариант, упоминаемый Виктором Семеновым, когда роли обозначаются на листе бумаги. В этом случае клиент может менять роли, вращая лист бумаги таким образом, чтобы всякий раз смотреть на сцену со стороны взятой роли.

Для создания психодраматической встречи мы нуждаемся не в сцене как таковой, а просто в двух ролях напротив друг друга. Еще один вариант, как мы можем это сделать, — это взять две игрушки, одну в руки клиенту, а вторую — терапевту. И тогда можно разыграть психодраматический диалог этими игрушками, меняясь ими там, где надо поменяться ролями. Также можно сделать это с помощью пальцевых кукол или в даже просто «сыграть двумя руками».

В процессе обучения студентам хорошо попробовать разные варианты. И попробовав их, они смогут выбрать те, которые будут лучше подходить для решаемых задач. Но я бы советовал обращать особое внимание на самый простой и традиционный вариант — встречу в пространстве помещения с использованием стульев. Этот вариант чаще, чем кажется, будет наилучшим выбором.

2.2. Психодраматическая встреча, реализуемая в диалоге (ИВ)

Самой простой и компактной формой использования техники психодраматической встречи в индивидуальной работе является ее прямое встраивание в диалог с клиентом. В этом варианте терапевтические механизмы техники включаются исключительно за счет особым образом сформулированных вопросов терапевта и не требуют от клиента и терапевта ни вставать со стульев, ни задействовать пространство или предметы.

Далее я приведу примеры реплик терапевта, с помощью которых можно реализовать все эффекты психодраматической встречи непосредственно в диалоге. Я буду опираться на терминологию, описанную в статье «Психодраматическая встреча и другие виды диалогов».

Запрос контактного переживания в виде вопроса может выглядеть, например, так:

  • 0: Когда представляешь его перед собой, какие переживания появляются?

Пример вопроса на запрос контактной реплики:

  • 0: В какой реплике ему ты мог бы выразить это переживание?

А таким способом можно усилить эмоциональное проживание, происходящее при произнесении контактной реплики:

  • 0: А можешь сделать более сложное задание: попробуй произнести эту реплику, мысленно представив, что говоришь ее прямо ему.

Мысленный обмен ролями и запрос контактной реакции можно попробовать реализовать вопросом:

  • 0: Как тебе кажется, что он бы почувствовал, услышав: «[произнесение реплики]»?

Задавая этот вопрос, терапевту нужно не полениться произнести реплику целиком, т. к. при этом получится, что во время произнесения он неявно сыграет роль и тем самым поможет клиенту яснее ощутить воздействие реплики на себе. А если вдруг этого будет недостаточно, то терапевт всегда может усилить эффект, предложив протагонисту на минуту переключиться в режим игры и поиграть визави:

  • 0: Давай я скажу тебе реплику, а ты побудь этим человеком и посмотри, как реплика будет на тебя воздействовать.

И если контактная реплика затронула переживания визави, то иногда можно чуть ускорить процесс и вернуть протагониста в свою роль, запросив его контактную реакцию с помощью вопроса:

  • 0: А как на тебя воздействует, когда ты мысленно представляешь своего визави затронутым твоими словами?

2.3. Дублирование контактными репликами (ИВ)

Но в некоторых случаях мы можем даже не делать встречу внутри диалога целиком, как описано в предыдущем пункте. Нам может хватить еще более компактного приема, который позволяет получить небольшие, но зачастую достаточные для продвижения клиента эффекты психодраматических техник. Этот прием — дублирование контактными репликами непосредственно во время диалога с клиентом.

Контактная реплика (к визави) — это реплика от клиента к его визави, которая выражает переживание клиента, возникающее при встрече с визави и прямом взгляде на него. Две самые распространенные формы контактных реплик — это описание контактного переживания и непосредственно эмоциональное обращение. Но вне зависимости от формы, дублирование контактной репликой должно произноситься непременно с выражением эмоции к визави. Вот примеры этих двух форм:

  • 01: Я чувствую себя виноватым перед тобой. (Описание контактного переживания.)
  • 01: Прости меня, пожалуйста! (Эмоциональное обращение.)

Наверное, одиночное дублирование контактной репликой — это пример «самой маленькой психодрамки», которую можно реализовать в воображении. Одна такая реплика одновременно:

  • Создает в воображении сцену, в которой клиент обращается к визави.
  • Активизирует и проявляет его контактные переживания.
  • Позволяет ему примериться к предлагаемому терапевтом дублированию.
  • Может помочь развернуть и выразить его переживания к визави.

Конечно, все это происходит не столь явно и развернуто, как в полноценно организованном психодраматическом действии. Но даже такой небольшой степени бывает достаточно для того, чтобы продвинуть клиента в терапевтическом процессе. Кроме того, дублирование контактными репликами отлично подходит для того, чтобы по эффектам от небольших действий определить, стоит ли строить развернутую сцену в пространстве.

Дублирование контактными репликами можно легко использовать в любой момент диалога с клиентом, предваряя само дублирование минимальной инструкцией:

  • 0: Как будто то, что ты переживаешь к нему, могло бы выразиться словами: «…».
  • 0: Как будто бы ты говоришь ему: «…».

И далее уже произнести само дублирование, например:

  • 01: Я чувствую тепло к тебе.
  • 01: Чувствую себя виноватым перед тобой.
  • 01: Мне стыдно смотреть на тебя.
  • 01: Я хочу извиниться перед тобой.

И после этого любым подходящим способом запросить обратную связь:

  • 0: Похоже? Или как-то иначе?

2.4. От действия в воображении к действию в пространстве

От психодраматической встречи, происходящей в воображении во время диалога, легко перейти ко встрече, организуемой в пространстве кабинета. Более того, зачастую как раз выгодно начать психодраматическую встречу в воображении, а потом, если будет необходимость, перевести ее в пространство. Такой вариант движения к психодраматическому действию в пространстве выгоден по двум причинам:

  • Он позволяет терапевту до предложения клиенту более «тяжеловесного» варианта действия в пространстве предварительно протестировать эффективность предлагаемой терапевтической интервенции и отказаться от нее, если терапевт почувствует, что она не будет в достаточной мере полезна.
  • Такой переход к психодраматической встрече, реализуемой в пространстве, очень естественен и логичен для клиента. Он происходит как бы «без стыка», и психодраматическая встреча в пространстве естественно рождается сама из происходящего диалога.

Выглядеть такой переход ко встрече в пространстве может, например, так: терапевт во время разговора с клиентом о некотором человеке может спросить его:

  • 0: Если бы ты говорил ему что-то о своих переживаниях, что это были бы за слова?

И когда клиент произнесет некую реплику, скорее всего, в третьем лице, например «Я бы сказал, что чувствую себя виноватым», терапевт может сразу продублировать его вариантом прямого обращения:

  • 0: «Я чувствую вину перед тобой!», «Я виноват перед тобой!» — так бы это звучало? Или как?

В этом месте внимательный терапевт уже будет видеть, имеет ли смысл разворачивать эту встречу далее и делать ее в пространстве. И если терапевт будет считать это полезным, то он может договориться с клиентом о продолжении действия, например, вот так:

  • 0: Я хочу предложить тебе небольшой эксперимент. Представь, что как будто [имя человека] находится прямо здесь (указывает на место в пространстве), и попробуй произнести эти слова, обращаясь прямо к нему. (Я хочу предложить тебе это, т. к., по крайней мере, часть твоей души хочет произнести эти слова, и давай мы дадим ей сделать то, что она хочет.)

А, например, предложение поменяться ролями может логично прозвучать так:

  • 0: Я хочу предложить тебе постоять вон там на его месте и как будто послушать эту реплику «его ушами». Это может оказаться интересным и важным для нас.

2.5. Делать встречу в воображении или в пространстве?

Выбор между этими двумя способами реализации психодраматической встречи зависит от многих факторов. У каждого способа есть свои сильные стороны, и, исходя из них, всякий раз решение приходится принимать индивидуально.

Сильные стороны реализации психодраматической встречи в воображении, без прерывания течения диалога таковы:

  • Такая реализация позволяет задействовать механизмы техники встречи очень быстро, как вы видели выше — буквально одним-двумя вопросами. Это полезно, если нужно сэкономить время и если еще нет уверенности в эффективности интервенции, и нужна ее «предварительная проба».
  • Такая реализация техники воспринимается клиентами как часть диалога и в этом смысле не создает необходимость объяснять клиенту технические детали и договариваться с ним о ее применении, и при этом дает клиенту больше прав ее просто проигнорировать, как любой другой вопрос терапевта, если он не будет ему подходить.

Сильные стороны реализации психодраматической встречи в пространстве таковы:

  • Естественно, психодраматическая встреча, реализуемая в пространстве, в большинстве случаев дает более высокий уровень эмоционального проживания у клиента, и это делает такую реализацию тем предпочтительней, чем «глубже» и эмоциональней тема клиента.
  • Такая реализация техники часто оказывается более понятной и наглядной для клиента. И по этой причине для некоторых клиентов возможен только такой вариант ее реализации.
  • Такая реализация техники позволяет физически занять место другого человека и за счет этого глубже погрузиться в его роль и более продолжительно ее играть. А продолжительная игра роли другого человека бывает необходима, например, если нам нужно погружение в его внутренний мир и его мотивы.
  • Пространственная реализация техники позволяет удерживать внимание клиента на обсуждении одного человека и одной темы. Этот эффект бывает очень полезен тем клиентам, которые склонны перепрыгивать с темы на тему и с одного переживания на другое.

2.6. Организация психодраматического взаимодействия между ролями

Один из самых главных механизмов, делающих психодраму психодрамой, — это эмоциональное взаимодействие между ролями, а отнюдь не само содержание произносимых реплик или расположение ролей на сцене. Эмоциональное взаимодействие возникает, когда одна роль своими контактными переживаниями «затрагивает» другую. Это одно из самых сложных мест в индивидуальной психодраматической работе, т. к. у нас нет актеров, благодаря которым это эмоциональное взаимодействие легко и естественно реализуется в групповой психодраме.

Есть три базовых варианта того, как мы можем организовать эмоциональное взаимодействие между ролями в индивидуальной работе, если мы делаем психодраматическую встречу в пространстве. Далее я опишу, как будет выглядеть запрос контактной реакции в этих трех вариантах:

1. Предложение представить визави и напоминание его слов

  • 0: Представь, пожалуйста, что твой визави сидит на этом стуле и посмотри на него.
  • 0: И мысленно представь, как он говорит тебе, что [слова визави в первом или третьем лице].
  • 0: Какие переживания у тебя возникают, когда ты представляешь его и мысленно слышишь эти слова?

2. Символическое озвучивание роли

  • 0: Представь, пожалуйста, что твой визави сидит на этом стуле и посмотри на него.
  • 0: Сейчас я подойду к стулу и произнесу слова [имя визави], чтобы тебе было легче представить его произносящим их. После этого я отойду от стула и буду говорить дальше уже снова как терапевт.
    (Терапевт подходит к стулу, символически кладет руку на спинку, проверяет, что клиент смотрит на стул, а не на терапевта, произносит слова визави от первого лица, после чего плавно отходит от стула.)
  • 0: Какие переживания у тебя возникают, когда ты представляешь его и слышишь его слова?

3. Непосредственная игра роли

  • 0: Представь, пожалуйста, что твой визави сидит на этом стуле.
  • 0: Сейчас я сяду на этот стул и сыграю роль [имя визави], чтобы тебе было легче почувствовать воздействие его слов на тебя. После этого я встану со стула, и это будет значить, что я перестал играть роль и вновь стал терапевтом. При этом самого визави можно в воображении оставить на стуле.
    (Терапевт садится на стул, входит в роль, произносит слова визави от первого лица, делает небольшую паузу, после чего плавно встает со стула, показывая клиенту, что визави остается на стуле.)
  • 0: Какие переживания у тебя возникают, когда ты слышишь эти слова?

Все эти варианты могут потребоваться директору в индивидуальной работе. Есть клиенты, которые легче всего воспринимают первый вариант. А есть клиенты, у которых только третий вариант вызывает ясный эмоциональный отклик. Есть клиенты, которым «маячащий перед глазами» терапевт во втором и третьем вариантах мешает увидеть в воображении своего психодраматического визави. А есть те, кто пока не увидит перед собой живого человека, не может представить себя в ситуации, что говорит кому-то живому. Пробуйте делать по-разному, экспериментируйте! Через некоторое время вы начнете чувствовать, какой вариант лучше всего подходит к каждой ситуации.

2.7. Риск «смешения реальностей» при игре ролей терапевтом

Следует с осторожностью использовать вариант, когда сам терапевт играет роли в индивидуальной работе. Непосредственная игра роли терапевтом создает риск «смешения реальностей» у клиента. Например, клиент может одновременно видеть и своего психодраматического визави в сцене, и терапевта, играющего роль, и такое «смешение» может вызвать противоречивые реакции или смущение. Например, представьте себе картину, когда перед вами сидит ваш терапевт и произносит слова мамы «я тебя люблю». Такое «смешение» в самом лучшем случае мешает клиенту быть целиком в реальности своей сцены, а порой может просто делать невозможным получение клиентом терапевтической пользы в психодраматической работе.

Дело еще осложняется тем, что терапевт является «диспетчером» происходящей терапевтической работы, и отношения с ним почти всегда являются значимыми для клиента. Эти два фактора сами по себе будут мешать клиенту увидеть в терапевте только своего психодраматического визави.

Самой опасной может быть ситуация, если клиенту вдруг покажется, что то, что терапевт выражает к нему из роли визави, он «на самом деле» испытывает к клиенту. Вероятность такого восприятия увеличивается по мере увеличения для клиента значимости отношений с терапевтом. В общем случае любая тревога клиента про отношение терапевта к нему может являться показанием к избеганию непосредственной игры ролей самим терапевтом.

Интересно, что, опираясь на эти понимания, можно описать, как этот риск минимизировать. Для этого нам надо, чтобы: 1) отношения между терапевтом и клиентом были ясными и надежными; 2) в тот момент, когда терапевт играет роль, клиент был гарантированно погружен в реальность своей сцены. Последнее, например, можно обеспечить так: если в начале терапевт предложит клиенту услышать слова визави мысленно, потом несколько раз символически озвучит роль, всякий раз убеждаясь, что клиент погружен в свою сцену, — то после этого предложение терапевта самому сыграть роль может быть уже безопасно и потенциально полезно. Такое предложение может, например, звучать так: «давай в этот раз я сам сыграю роль твоего визави, чтобы тебе было легче почувствовать, как его слова воздействуют на тебя».

Обобщенно можно сказать, что игра ролей терапевтом может оказаться уместной, если ситуация не слишком затрагивает клиента эмоционально, и лучше избегать такой игры в прочих случаях. Дополнительными доводами в пользу избегания игры ролей самим терапевтом будут:

  • Когда взаимодействие между клиентом и психодраматическим визави в сцене имеет эмоционально интенсивный или интимный характер, это почти всегда «упрощает» уровень психической регуляции клиента и может способствовать «смешению реальностей».
  • Когда между клиентом и визави в сцене проявляются сильные переживания, нам обычно достаточно и более безопасных форм организации взаимодействия между ролями. И вариант, когда терапевт сам играет роли, оказывается просто ненужным — переживания и без того сильные.

2.8. Важные детали в организации взаимодействия между ролями

Индивидуальная работа требует от директора более тщательной технической проработки взаимодействия ролей, чем работа в группе. Из-за отсутствия акзилари индивидуальная работа более чувствительна к мелким техническим деталям.

  • Терапевт в индивидуальной работе попеременно выступает в разных ролях: психотерапевта, директора, дубля клиента, иногда актера, играющего роль, голоса, произносящего слова роли. И клиенты, находясь в состоянии эмоциональной погруженности, могут легко начать не понимать, из какой роли терапевт говорит в каждый момент времени. А это, естественно, запутывает и сбивает клиента, и может сильно мешать работе. Поэтому терапевту в индивидуальной работе очень важно:
    • постоянно обозначать, объяснять и предупреждать, из какой роли он говорит;
    • не лениться и выполнять все технические детали тщательно и единообразно: дублировать, стоя за клиентом, озвучивать роли, стоя рядом со стулом, говорить как терапевт, только уже сделав несколько шагов в сторону от позиции роли и т. д.
  • Дополнительно помочь вышесказанному может привычка терапевта пользоваться немного разными ритмикой или тембром голоса для слов от терапевта и озвучивания ролей.
  • Также как и в групповой психодраме, в индивидуальной работе важно стимулировать клиента встречаться глазами со своим визави, когда он говорит ему реплики или слушает его. А т. к. в монодраме перед клиентом нет актера, играющего роль, клиенту полезно напоминать увидеть своего визави в воображении. В свою очередь, от терапевта это требует двух вещей:
    • Напоминать клиенту об этом. Например, реплика может звучать так: «На этом стуле сидит твой визави, посмотри на него и послушай его слова».
    • Всякий раз перед произнесением слов психодраматического визави терапевту полезно проверить, что клиент смотрит на воображаемого визави, а не в пол или на терапевта.
  • Так как эмоциональный отклик клиента на слова визави сильно зависит от правильно подобранной степени эмоциональности произнесения самих слов, то терапевту, например, бывает полезно делать адекватное ситуации усиление эмоциональности в озвучиваемых им репликах. В монодраме интонационная составляющая реплик становится особенно важной из-за отсутствия впечатлений от мимики стоящего напротив и играющего роль актера.

 

3. Психодраматическая работа с ситуацией

Сильной и во многом уникальной стороной психодрамы являются ее возможности в работе с произошедшими ситуациями. Например, если клиента сильно затронула некоторая конкретная ситуация, то, опираясь на психодраму, можно эффективно восстановить ее событийный ряд и с большой точностью — все психические реакции клиента.

3.1. Реконструкция ситуации через моделирование ее терапевтом (ИВ)

Самым простым способом такой работы, не требующим от клиента даже вставать со стула, является моделирование ситуации клиента самим терапевтом. В этом случае терапевт «включает» особый режим расспрашивания клиента о ситуации его жизни, в котором одновременно с расспрашиванием как бы немного играет роль клиента в этой ситуации. При этом терапевт может как встать со своего места и начать двигаться по пространству, так и остаться сидеть. Это может выглядеть, например, так:

  • 0: Расскажи мне про то, что там произошло?
  • 1: Ко мне на день рождения пришла Марина, которая давно мне нравилась, и принесла в подарок стеклянный подсвечник, а я его не удержал в руках и разбил прямо в коридоре, и весь вечер об этом думал.
  • 0: Так, давай медленно, мне кажется, здесь будет полезно очень подробно разобрать все твои реакции.
  • 0: С чего все началось? В дверь позвонили? Ты знал заранее, что это придет она?
  • 1: Нет, не знал. Да, раздался звонок, и я пошел открывать дверь…
  • 0: Ага, я сейчас постараюсь тебя понять, а ты меня поправляй.
  • Далее терапевт начинает не только расспрашивать, но и показывать ситуацию на себе, как будто он — это клиент в этой ситуации. Обычно это даже не надо дополнительно комментировать для клиента.
  • 0: Значит, так. Я услышал звонок и пошел открывать (терапевт условно показывает, что идет), наверное, я немного волнуюсь, что сейчас кого-то увижу (терапевт показывает переживание волнения)? Или нет?
  • 1: Да, немного волнуюсь, мне приходит идея, что сейчас может прийти именно она.
  • 0: Ну и наверное, я спешу (терапевт условно показывает переживание спешки), чтобы не заставлять ее ждать, особенно если я подумал, что это может быть она. Так?
  • 1: Да, и по дороге замечаю слой пыли на полочке в прихожей, и смущаюсь, что она может заметить.
  • 0: Ой, как неудобно! (Терапевт выражает мимикой и телом переживание неудобства.)
  • 1: Нет, не неудобно, я пугаюсь, что не успею убрать…
  • 0: А, такое состояние «не знаю, куда бежать»… (Терапевт его снова телесно показывает.)
  • 1: Да...

Я не буду продолжать описание этого примера далее, т. к. в этом фрагменте уже видны основные механизмы организации взаимодействия при таком виде работы. Обратите, кстати, внимание, что такого рода процесс позволяет очень тщательно восстановить всю цепочку эмоциональных реакций и порывов к действиям клиента, что в некоторых случаях, например в работе с последствиями психотравмирующих событий, является основой терапевтической работы.

Терапевт как бы показывает клиенту его историю «на себе» и предлагает клиенту режиссировать ее со стороны. Причем терапевт может делать это, не вставая со стула, а может начать действительно двигаться в пространстве кабинета, «воссоздавая» вокруг себя ситуацию клиента и по ходу запрашивая у последнего необходимые детали.

Основные элементы этой техники работы будут таковы:

  • Идентификационный показ фрагмента ситуации клиента от первого лица.
    • 0: Так, я иду по улице и вижу [...].
  • Запрос подробностей об истории.
    • 0: Что я увидел самым первым?
  • Запрос реакции клиента.
    • 0: В тот момент, когда я вижу [...], какое первое побуждение возникает?
    • 0: Такое? (Терапевт телесно показывает побуждение.)
    • 0: Такое? (Терапевт телесно показывает другое побуждение.)

Когда клиент начинает понимать, что делает терапевт, он, по сути, начинает видеть перед собой собственную историю и благодаря действиям терапевта эмоционально включается в нее. Начиная с этого момента, у терапевта появляется новая возможность: он может начать спрашивать клиента так, как будто клиент вместе с терапевтом находится внутри этой истории в психодраме, хотя в реальности они могут по-прежнему сидеть на своих стульях. И такие вопросы на этом этапе воспринимаются клиентами совершенно естественно, например:

  • 0: Что в этот момент ты хочешь/хотел сделать? Покажи.

Несмотря на то, что в описании такая работа может показаться нелепой, — она очень органично воспринимается клиентами. И более того, она является отличным способом вовлечь самого клиента в психодраматическое действие, т. к. если он стал включенным наблюдателем такого действия, то половина работы уже сделана и осталось только в подходящий момент предложить ему включиться в эту игру. Например, в тот момент, когда клиент поправляет неверную игру терапевта, достаточно сказать:

  • 0: А можно попросить тебя показать, как в этом месте он сказал эти слова?

3.2. Делать работу с ситуацией в воображении или в пространстве?

Описанный выше способ работы не требует от клиента непременных действий в пространстве — клиента во многих случаях можно оставить сидящим на своем месте. Но иногда имеет смысл все таки предложить клиенту встать и начать действовать в исследуемой ситуации уже не символически, а «как будто в реальности». Это может быть необходимо в следующих случаях:

  • Когда для полноценного телесного проживания нам надо предложить клиенту непосредственно реализовывать телесные действия.
  • Когда ситуация клиента сложна и наполнена многими важными мелкими деталями, и при ее символическом разворачивании не вставая с места можно эти детали упустить.
  • Когда нам необходимо удерживать внимание клиента на обсуждении некоторой ситуации и одной темы. Это бывает очень полезным тем клиентам, которые склонны перепрыгивать с темы на тему и с одного переживания на другое.

 

4. Психодраматическая работа с коммуникацией

4.1. Психодраматическое исследование коммуникации (ИВ)

В процессе работы с проблемами межличностных отношений терапевту может понадобиться исследовать специфику взаимодействия между клиентом и его партнером. Без психодрамы такое исследование проще всего реализовать, задавая клиенту вопросы особого рода о воображаемом диалоге с его партнером:

  • 0: А если ты скажешь ему: «[реплика]»? Как тебе кажется, как он отреагирует?
    Где «[реплика]» — это сформулированная терапевтом фраза-обращение к партнеру клиента, в которой выражено желание что-то донести, чтобы, например, изменить поведение партнера в желаемую сторону.

Задавая такие вопросы и получая от клиента предполагаемые им ответы его партнера, терапевт может в какой-то степени увидеть их эмоциональное взаимодействие. Но психодраматическими средствами можно провести это исследование эффективней и изящнее. Для этого опять же не нужно вставать со стульев и достаточно такой инструкции:

  • 0: Давай ты как будто побудешь им, а я буду как будто тобой, и я буду задавать ему разные вопросы, а ты отвечай на них так, как тебе кажется, твой партнер ответил бы тебе.

4.2. Развитие возможностей клиента через дублирование (ИВ)

При исследовании коммуникации, происходящей между людьми, мы обычно ищем моменты плохого обращения с нашим клиентом со стороны его визави, которые воздействуют на клиента, но плохо осознаются им. Терапевтическая работа с такими моментами коммуникации обладает важным развивающим эффектом для большинства клиентов. Подробное описание такой работы выходит за пределы возможностей этого текста, но в двух словах суть ее в том, что нам надо научить клиента не просто «слышать слова и задеваться ими», а одновременно с восприятием слов непосредственно понимать эмоции, мотивы и цели говорящего. Такую терапевтическую работу можно делать в диалоговом ключе, но ее психодраматическая реализация с опорой на технику дублирования существенно выигрывает в плане общей эффективности.

Использование дублирования удерживает клиента в ситуации воображаемой коммуникации с его визави, что дает множество полезных эффектов, в т. ч. усиливает развитие осознанности в реальном поведении и коммуникативной устойчивости. Начать такую работу необходимо с краткой инструкции клиенту:

  • 0: Когда я представляю себя на твоем месте и слышу то, что сказали тебе, то на такую реплику хочется ответить: «…»

И далее терапевт может предложить клиенту пяток разных реплик (по сути, дублирований), примеривание к которым может дать нужный нам эффект расширения восприятия клиентом его ситуации. В качестве условного примера приведу несколько реплик, которыми можно продублировать клиента после того, как он услышал раздраженные слова: «Где ты была?»

  • 0: Когда я представляю себя на твоем месте и слышу то, что сказали тебе, то на такую реплику хочется ответить...
  • 01: Я не знаю, как реагировать на эти слова.
    (Обучение брать себе время на то, чтобы разобраться со своими переживаниями.)
  • 01: Ты действительно хочешь, чтобы я ответила на вопрос, где я была? Или дело в чем-то другом?
    (Намек клиенту на настоящий смысл реплики партнера.)
  • 01: Почему ты говоришь это с раздражением?
    (Намек клиенту на эмоциональное воздействие реплики.)
  • 01: Ты хочешь, чтобы я испугалась и слушалась тебя из постоянного страха перед тобой?
    (Указание клиенту на эмоциональное воздействие реплики и мотивы другой стороны.)
  • 01: Знаешь, в этот момент я хотела от тебя совсем другой реакции.
    (Намек клиенту на важность его ожиданий от отношений с этим человеком.)
  • 01: Правильно я понимаю, что ты переживаешь [предположение о переживании говорящего]?
    (Указание клиенту на внутренние процессы говорящего.)
  • 01: Правильно я понимаю, что ты хотел сказать: «Я беспокоился за тебя»?
    (Указание клиенту на внутренние процессы говорящего и некорректную форму воздействия.)

Для правильной работы этой техники клиент должен ясно понимать, что терапевт не предлагает все эти варианты реплик непосредственно произносить в реальности. И чтобы подчеркнуть это, в большинстве случаев после решения вышеописанных развивающих задач терапевту бывает полезно отдельно обсудить с клиентом, как в таких ситуациях можно пробовать реагировать в реальности.

4.3. Наработка устойчивости через обратный ролевой тренинг (ИВ)

В дополнение ко всему вышеперечисленному клиентам бывают очень полезны элементы ролевого тренинга коммуникативной устойчивости в тех взаимодействиях, в которых есть сложности в жизни. Такого рода опыт очень легко реализовать для клиента в индивидуальной работе одной интервенцией (которая тоже не требует от клиента и терапевта вставать с места).

  • 0: Давай ты побудешь твоим визави, а я скажу ему несколько реплик, и посмотришь, какие мои реплики как будут на него воздействовать…

Чаще всего клиенты с удовольствием соглашаются на такую игру, т. к. участие в ней проще всей остальной терапевтической работы, но при этом если у терапевта получается найти коммуникативный подход к психодраматическому визави, то благодаря этому опыту и клиент начинает видеть новые возможности в коммуникации с визави.

 

5. Приложения

5.1. Заключение

Таким образом, индивидуальная психодраматическая работа, как очная, так и через Интернет-видеосвязь, безусловно, имеет свои ограничения в сравнении с психодрамой в группе. Но при некоторой адаптации психодраматических техник мы можем добиться хорошей эффективности и сохранения существенной части терапевтических эффектов психодраматерапии.

Благодарю за помощь моих первых читателей Наталью Фролову, Таину Безрукову и Инну Толкачеву, которые задавали вопросы, находили несостыковки, подкидывали идеи и помогали редактировать текст. Буду рад откликам и вопросам от заинтересованных коллег и новых читателей.

5.2. Литература

  • Корниенко П. А. Психодраматическая встреча и другие виды диалогов / П. Корниенко // Материалы 14-й Московской психодраматической конференции, 2016.
  • Blatner A. A glossary of terms in psychodrama and sociometry. Режим доступа: http://www.blatner.com/adam/pdntbk/glossrypdterms.html
 

Павел Корниенко / Психодрама в индивидуальной работе: от монодрамы до работы по видеосвязи / v2-0010