Критерии оценки базовых навыков директора психодрамы

Павел Корниенко; вариант: v3-1000+v1-4750

Оглавление

Введение и принципы выделения критериев

Список и описание критериев

1. Взял роль психолога-консультанта и директора психодрамы

2. Проявил навыки эмоционального понимания и правильно работал с эмоциями

3. Создавал терапевтические проекты и был последователен в их реализации

4. Опирался на исследование жизни клиента для верного понимания его проблемы

5. Работал средствами психодрамы, верно использовал психодраматические техники

6. Адекватно отрефлексировал свою работу (анализ после работы)

Приложения

 

Введение и принципы выделения критериев

В этом тексте описывается проект критериев оценки базовых навыков директора психодрамы. По сути, предлагаемые критерии оценки являются доступным непосредственному наблюдению списком базовых навыков директора психодрамы. В узком смысле такие критерии нужны для подготовки и оценки работы выпускников на экзамене, проверяющем сформированность навыков. А в широком — они являются описанием центральных компетентностей, которые должна развить программа базового курса обучения.

В разработке критериев я опирался на следующие принципы:

1. Наблюдаемость. Каждый критерий должен быть максимально наблюдаемым и описываемым на «языке действий», т.е. «Что директор должен сделать?», «Как это действие выглядит?» Это важно для повышения объективности и надежности «сертификационного тестирования», но главное, это существенно уменьшает понятийную путаницу, неизбежно возникающую при использовании любых абстракций.

2. Полнота и 3. Компактность. Набор критериев по возможности должен описывать большинство типовых сложностей, возникающих в студенческих работах. Но при этом он должен быть настолько компактным, насколько это возможно.

4. Дидактичность. Работая над критериями, я стремился сделать так, чтобы критерии были полезны не только для оценки, но и могли быть существенной поддержкой в обучении и подготовке к экзамену. Поэтому я стремился, чтобы критерии без потери своего базового функционала несли дополнительные учебные функции:

  1. напоминали структуру психодраматической работы и структуру анализа после работы;
  2. структурировали материал базового курса;
  3. выделяли наиболее важные качества психодраматической работы;
  4. были краткой памяткой по типовым проблемам и способам их решения;
  5. помогали готовиться к экзамену, учитывая его специфику.

Эти критерии появились благодаря работе, занявшей в общей сложности около 5 лет (с 2012 г.):

  • На первом этапе я отсмотрел много психодраматических работ, которые делали студенты-психодраматисты, и составил список наиболее часто встречающихся сложностей, существенно влияющих на терапевтическую результативность работ.
  • На втором этапе я структурировал этот список и проделал работу по удалению повторов, отдавая предпочтение непосредственно наблюдаемым критериям.
  • На третьем этапе, супервизируя студенческие работы по рабочим версиям критериев, я проверял их полноту и работал над точностью и компактностью как всего списка, так и конкретных формулировок.

Не исключаю, что в процессе практики критерии будут дальше развиваться и трансформироваться. Текущая редакция имеет индекс v3-1000/v1-4750, где первый номер — редакция критериев, а второй — редакция этого текста описания.

Список и описание критериев

Критерии я объединил в 6 групп. Далее, заголовок — это название группы, а сами критерии выделены полужирным шрифтом.

1. Взял роль психолога-консультанта и директора психодрамы

1.1. Терапевт работал для клиента и в интересах клиента. Взял профессиональную роль и был устойчив в ней.

Новое название пункта: 1.1. Терапевт работал для клиента и в интересах клиента. Был открыт, понятен, устойчив и диалогичен.

Когда клиент приходит к терапевту за помощью и готов за эту помощь расплачиваться своими ресурсами, он, безусловно, ожидает от терапевта определенного поведения. И в первую очередь готовности и желания его понять и ему помочь. Кроме этого, клиент ожидает, что терапевт будет проявлять свою компетентность, например, в виде ответственности, разумности, аккуратности в суждениях и уверенности в своей профессиональности. В отношениях клиент-терапевт последнему важно взять роль терапевта и действовать, исходя из нее. Этого иногда бывает достаточно для того, чтобы быть полезным клиенту. И наоборот, потеря этой роли почти всегда делает невозможной дальнейшую работу. Например, раздражение терапевта на клиента чаще всего является потерей терапевтом профессиональной роли и ведет к разрушению этих ролевых отношений.

1.2. Терапевт взял роль лидера группы и был устойчив в ней. Управлял групповыми процессами и заботился об участниках.

Психодраматист, работающий в группе, — это всегда не только терапевт, но и групповой лидер. Клиенту для его безопасности важно видеть, что терапевт эффективно управляет группой и она его слушается — для этого полезны разогревы перед работой. Кроме того, управление группой понадобится директору и для создания психодраматической работы, необходимой протагонисту. А например, если группа начнет руководить психодрамой вместо директора, то это будет означать, что он не удерживает роль группового лидера.

К этому же пункту будут относиться и такие классические сложности начинающих директоров:

  • Директор говорит с протагонистом очень тихо, и его не слышно участникам группы.
  • Директор не заботится о том, видно ли происходящее на сцене всем участникам.
  • Директор настолько замыкается на протагонисте, что группа оказывается совсем не включенной.
  • Директор смущается группы, и эта тревога может передаваться некоторым протагонистам.

1.3. Терапевт разумно обходился с отведенным на работу временем.

Иногда психодраматический директор работает так, «как будто времени не существует!». А время, конечно, существует! — и с ним надо хорошо соотноситься. Да, для создания эмоционального контакта с клиентом действительно нужно 5–10 минут неторопливого вслушивания в переживания клиента. Но, например, в коротких психодраматических работах после этапа эмоционального контакта почти всегда необходимо существенно ускориться. Соотнесенность со временем проявляется в следующем:

  • В правильном подборе скорости работы на разных ее этапах и в зависимости от решаемой задачи в каждый момент.
  • В выборе психодраматической идеи и сцены, реализуемой за доступное время.
  • В разумном применении психодраматических техник и экономии на том, на чем допустимо сэкономить.
  • В углублении переживаний клиента или, наоборот, в помощи ему «эмоционально завершить работу» в зависимости от момента сессии.

Мне кажется хорошим ориентиром для директора принцип «разумного минимализма». Это значит решать поставленные задачи наиболее прямыми, простыми и экономящими время средствами. Например, не тратить время на долгую постройку сцены в работах, где достаточно сцены из одного поставленного стула. Или не делать 10-минутного погружения в эмоции перед действием, которое можно с таким же успехом предложить сразу.

1.4. Терапевт заботился об экологичности и безопасности психотерапевтического процесса.

Терапевту необходимо заботиться о том, чтобы психотерапевтическая работа не могла нанести вред клиенту как во время сессии, так и после нее. Главные принципы, которых надо придерживаться для обеспечения безопасности психотерапевтической работы для клиента, таковы:

  • Терапевт должен постоянно помнить, что клиент более компетентен в своем внутреннем мире и способах воздействия на него, чем терапевт. Это понимание требует от терапевта проверять и согласовывать с клиентом все свои действия.
  • Терапевт должен избегать прямого и косвенного принуждения клиента к решениям или действиям во время терапевтической сессии, в т.ч. включая психотехнические действия.
  • Терапевт своими действиями не должен провоцировать и не должен поддерживать аффективные состояния клиента.

Кроме этого, например, если клиент будет считать, что то, что он делает в психодраме, является прямым образцом для действий в жизни, то это легко может принести ему проблемы. И во избежание этого, терапевту важно в каждой работе ясно говорить клиенту:

  • 0: То, что мы делаем в психодраме, не надо делать в жизни, т. к. в жизни это может дать совсем другие результаты. И в психодраме для терапевтических целей мы часто делаем то, что в жизни по определению невозможно.

Важно, чтобы клиенты правильно понимали значение ролевой игры. Для этого им необходимо ясно говорить:

  • 0: Ты понимаешь, что то, что ты почувствовал в этой роли, совершенно не обязательно окажется таким же у этого человека в реальности?
  • 0: Ты понимаешь, что мы с тобой сыграли желаемый и идеальный вариант этой ситуации/реакции другого. В жизни она скорее всего будет совсем другой?

И важно, чтобы, задавая эти вопросы, терапевт проверял, что клиент в полной мере понимает их смысл.

А в некоторых случаях клиентам полезно еще напоминать:

  • О правиле «48 часов», которые полезно выдерживать после психодраматической работы до того, как начинать что-то менять в своей жизни.
  • О том, что сложные ситуации не полезно пытаться решить «с наскока», за один раз.
  • О том, что время сессии в принципе не предназначено для принятия решений, а лишь для исследования переживаний и сложностей.

2. Проявил навыки эмоционального понимания и правильно работал с эмоциями

2.1. Терапевт был чутким, эмпатичным и внимательным к переживаниям клиента (был эмоционально «сонастроен» с клиентом).

Эффективность психотерапевтической работы зачастую напрямую зависит от степени того, насколько клиент доверяет терапевту действительно волнующие его переживания. А чтобы это доверие у клиента возникало, терапевту необходимо не формально расспрашивать клиента о переживаниях, а быть эмоционально чутким, «вовлекаемым» в переживания клиента, настроенным «на его волну». Без этого большинство клиентов не могут говорить терапевту о своих переживаниях, особенно о наиболее интимных и значимых.

Доп. инф.:

  • PG01 Базовые принципы и техники психодрамы, разд.: A. Эмоциональный контакт директора с протагонистом и каждого со своими переживаниями.
  • PG02 Идентификация и психодраматическое дублирование, разд.: Ориентация на решение и ориентация на понимание.

2.2. Терапевт соблюдал баланс между своей активностью и активностью клиента. Верно выбирал, где помогать клиенту, а где нет.

Терапевту важно найти хороший уровень баланса между своей активностью и активностью клиента: с разными клиентами и в разные моменты работы от терапевта будет требоваться разный уровень активности и поддержки клиента. Далее перечислены факторы, которые могут оказывать влияние на выбор уровня активности терапевта:

Уровень активности, адекватный для контакта. Некоторые клиенты очень активны, говорливы и эмоциональны, и терапевту рядом с ними необходимо тоже стать громче, чтобы клиент «заметил, что терапевт существует и присутствует в комнате». Другие клиенты, наоборот, очень чувствительны, и требуются очень деликатные действия терапевта, чтобы такой клиент вообще смог про себя говорить.

Помощь клиенту и его самостоятельная работа. В некоторые моменты терапевтического процесса клиенту может быть нужна помощь и поддержка терапевта, без которой он не сможет продвинуться. А в другие моменты, наоборот, чем меньше терапевт будет помогать клиенту, тем сильнее и полнее клиент сам сможет прожить новый опыт и большему сможет научиться.

Кроме того, некоторые клиенты склонны становиться ведомыми и во всем соглашаться с уверенными предложениями терапевта. Это, например, часто проявляется в том, что клиенты начинают повторять дублирования без всяких изменений. В таких случаях терапевт должен отследить это, снизить уровень своей активности и попросить клиента больше прислушиваться к себе, спорить с терапевтом и не соглашаться повторять слова, которые хоть немного не подходят.

Доп. инф.:

  • PG01 Базовые принципы и техники психодрамы, разд.: Принцип сотворчества [протагониста и директора].
  • ОФП Основы феноменологической психотерапии, разд.: C. Взаимодействие с сознательной активностью клиента

2.3. Терапевт в полной мере идентифицировался с клиентом: использовал ситуативную, речевую и ролевую идентификацию.

Ситуативная идентификация

Когда клиент описывает терапевту какие-то более-менее конкретные ситуации своей жизни, в большинстве случаев терапевту необходимо не только слушать, а параллельно выполнять особую внутреннюю работу по идентификации с клиентом. Идентифицироваться — это значит подробно представлять себя в ситуациях и обстоятельствах, про которые рассказывает клиент, и опознавать свои собственные побуждения и переживания в них. Такая идентификация необходима, чтобы терапевт мог «изнутри» понять переживания клиента. Без идентификации понимание терапевта может остаться на уровне слов и поверхностного присоединения к эмоциональному состоянию клиента.

Речевая идентификация

Для того, чтобы терапевт был эффективен в своей работе, ему необходимо уметь слушать клиента особым образом: уметь «слышать» за текстом, произносимым человеком, его внутренние переживания и эмоциональные конфликты, которые побуждают его этот текст произносить.

Технически это реализуется так: услышав реплику клиента, терапевт вслух или про себя повторяет ее, стремясь воспроизвести эмоциональные оттенки и представляя себя клиентом, произносящим эти слова. И делая это, он задумывается о внутренних конфликтах и переживаниях, которые могут побуждать клиента произносить именно эти слова и именно таким образом. Эту работу терапевта можно выразить вопросом к самому себе, который задается во время повторения слов клиента:

  • 00: «При каких переживаниях, страхах, тревогах, надеждах... я бы мог так сказать?»

Интересно то, что эта внутренняя работа терапевта хорошо видна внешнему наблюдателю. Ее можно опознать по тому, что терапевт через каждые 1-2 реплики, перестает на клиента смотреть и «задумывается» на 10-15 секунд.

Ролевая идентификация

Когда мы переходим к работе на психодраматической сцене, мы по-прежнему нуждаемся в обоих описанных выше видах идентификации. Но применять их в некоторой мере нужно уже ко всем ролям, действующим на сцене. Когда терапевт идентифицируется с каждой из ролей и пытается ощутить свои собственные переживания в них, он зачастую начинает значительно лучше понимать внутренние конфликты протагониста.

Проверка правильности идентификации

Естественно, то, что почувствует терапевт при любом виде идентификации из описанных выше, может не совпадать с тем, что в такой ситуации переживает сам клиент. Эта проблема решается просто: терапевту необходимо делиться с клиентом каждым своим побуждением, рожденным из идентификации, и тогда отклики клиента помогут ему корректировать свое понимание клиента и его ситуации до тех пор, пока он не начнет чувствовать достаточно точно.

Доп. инф.: PG02 Идентификация и психодраматическое дублирование, разд.: Понимание клиента через идентификацию.

2.4. Терапевт помог клиенту сфокусировать, развернуть и «встретиться» с наиболее сильными переживаниями его темы.

В большинстве случаев для достижения психотерапевтического эффекта клиенту необходимо «встретиться» со своими наиболее сложными переживаниями в исследуемой теме. Чаще всего «встретиться» — это значит произнести вслух ту формулировку, которая вызывает максимальное по силе переживание, и дать себе погрузиться в него. Некоторые клиенты знают о терапевтическом эффекте этого процесса и решительно идут «навстречу» сложным переживаниям сами, но большинство нуждается в поддержке и помощи терапевта. И терапевту важно, оставаясь деликатным, тем не менее не ходить «вокруг да около» сложных переживаний, а разворачивать их, разговаривая с клиентом про самое сложное, стыдное, страшное.

В психодраматических работах это происходит не в последнюю очередь за счет навыка «обострения диалогов». «Обострять» — это значит, например, предлагать протагонисту варианты реплик, которые будут делать диалог персонажей в сцене более прямым, смелым и конфронтирующим.

Кроме вышеописанной необходимости для терапевтического процесса, есть еще одна не менее важная причина фокусироваться на сильных переживаниях. Для того чтобы психотерапия работала, нам нужно, чтобы клиент был эмоционально вовлечен в психотерапевтический процесс. А для большинства людей такое вовлечение возможно, только если обсуждаемая тема действительно эмоционально актуальна для человека. И важно понимать, что есть множество причин, по которым на конкретной сессии человек может предъявить проблему, не обладающую для него сегодня эмоциональной актуальностью. В таких случаях перед терапевтом будет стоять задача или найти актуальные переживания в предлагаемой теме, или помочь клиенту переключиться на тему с большей актуальностью.

 

Эмоциональная вовлеченность клиента важна по нескольким причинам:

  • Клиенты далеко не всегда сами понимают, какие именно переживания являются причиной их дискомфорта. Но если терапевт будет «следовать за живыми переживаниями», то они, как путеводная нить, приведут его к основным переживаниям клиента, которые и сделали проблему проблемой.
  • Работа с проблемой, лишенной актуальных переживаний, скорее всего, будет происходить на рациональном уровне и, как следствие, не принесет клиенту необходимого эмоционального результата.
  • Эмоционально не вовлеченный клиент обычно не мотивирован к психотерапевтическим действиям, и, как следствие, может отказываться сотрудничать и не слишком продвинется в теме.

***

Сложности, описываемые в этом пункте, могут возникнуть и из-за того, что терапевт занял по отношению к клиенту чрезмерно бережную, тревожно-опекающую роль. Такая стилистика работы терапевта может успокаивать клиента и тем самым сильно мешать ему встречаться со своими наиболее сложными переживаниями.

Есть еще маленькая деталь, которую иногда важно не потерять. Далеко не все переживания клиента во время терапевтической сессии связаны с той темой, которую клиент назвал терапевту как запрос на работу. Например, клиент может испытывать переживания, вызванные самим фактом обращения к психологу или нахождения в незнакомой ему группе. Чаще всего такие переживания не стоит делать главной и единственной темой обсуждения, но учитывать их почти всегда необходимо. Если такие переживания игнорировать, то это может разрушить эмоциональный контакт с терапевтом и сделать невозможным всю остальную работу. При этом про переживания в новой группе или от первого контакта с терапевтом обычно достаточно просто поговорить 1-2 минуты, перед тем как перейти к основной теме.

Доп. инф.: ОФП Основы феноменологической психотерапии, разд.: B. Взаимодействие с переживаниями клиента.

2.5. Терапевт верно выбирал стратегию работы с переживаниями (разворачивание, выражение, проживание, деконструкция…).

Как уже было описано, клиенту зачастую полезно «встретиться» с наиболее сильными переживаниями, «скрывающимися» в его теме. Но при этом в большинстве случаев только «встретиться» с переживаниями будет недостаточно. Некоторые переживания будут требовать выражения, некоторые — проживания, некоторые — разворачивания, а некоторые — деконструкции. Например, переживание раздражения может быть полезно выразить в коммуникации или прожить в активном телесном действии. А переживание страха, например, бывает полезно прожить через погружение в пугающую ситуацию, и телесно реализовать (прожить) убегание и спасение от опасности.

Давайте кратко опишу перечисленные выше типы работы с переживаниями:

  • Разворачивание — процесс постепенного усиления переживания из подавленного состояния (вытесненного, пропущенного, очень слабого) в развернутое, в котором оно сможет быть прочувствовано и далее — выражено, прожито или деконструировано.
    • Например, когда у клиента есть ощущение, что в разговоре с визави что-то произошло не так, но более подробно он это никак описать не может.
  • Выражение — реализация переживания в экспрессивной коммуникации с терапевтом или с визави в психодраматической работе. Выражение переживания будет подходящей формой работы с ним, если переживание является социальным по своей природе: т.е. оно появилось в контакте с людьми, или чтобы поддержать какое-то социальное побуждение.
    • Например, если клиент обижен на кого-то, то, скорее всего, это переживание сможет реализоваться через выражение его обиды другому человеку. Другой пример: если у клиента в какой-то момент его жизни появилось побуждение обратиться за помощью, то страх, сопровождающий это побуждение, скорее всего, сможет быть реализован через коммуникативное выражение этого переживания.
  • Проживание — реализация переживания в телесной или двигательной форме, во время которой клиент сознательно сфокусирован именно на этом процессе и только на нем. Проживание переживания будет подходящей формой работы с ним, если переживание по своей природе является побуждением к действию (не социального типа).
    • Например, если клиента напугала проехавшая рядом с ним машина, то такое переживание скорее не сможет реализоваться в выражении, но легко сможет реализоваться в двигательном проживании.
  • Деконструирование — разделение переживания (состояния) на составляющие его побуждения и проживание/выражение их по отдельности.
    • Например, если у клиента обнаружилось переживание стыда, то оно часто деконструируется на такие побуждения: желание хорошего отношения и принятия, импульсивная ярость на стыдящий стимул.

3. Создавал терапевтические проекты и был последователен в их реализации

3.1. Терапевт с клиентом сфокусировались для работы на актуальном переживании или на сложности в поведении клиента.

Перед тем как перейти к психодраматическому действию, терапевту и клиенту необходимо в совместном обсуждении выбрать терапевтическую задачу, которую они будут решать. Эта задача должна соответствовать двум очевидным критериям:

  • Соответствовать потребностям и желаниям клиента.
  • Быть решаемой с помощью психологической работы.

И основная проблема тут в том, что задав клиенту вопрос «Что ты хочешь получить от нашей работы?», мы чаще всего получим в ответ описание желания клиента, но совсем не формулировку задачи, которую можем выполнить с помощью психологической работы. Собственно, этот вопрос клиенту в лучшем случае активизирует процесс его размышлений, а чаще только дезориентирует его. И этот вопрос зачастую почти ничего не дает нам в определении задачи для нашей работы.

Для того, чтобы определить терапевтическую задачу для работы, терапевту необходимо сделать более сложную работу, чем просто спросить о ней клиента. Расспрашивая клиента о его теме, ему всякий раз необходимо разгадать, какой вид терапевтической задачи скрывается за ней:

  • 1. Является ли его тема отображением некоторого переживания (актуального или посттравматического), которое бы неплохо «разрядить».
  • 2. Восходит ли его тема к сложностям в поведении в некоторых ситуациях, которое бы неплохо «начать менять».
  • …или содержит в себе и тот, и другой компоненты.

Эти два вида задач можно решать с помощью психологической работы, и о такого рода задачах терапевт может в совместном обсуждении договариваться с клиентом.

Т.е. проблемы и запросы клиентов могут внешне звучать очень по-разному, но большинство из них можно отнести к одному из двух основных фокусов работы: работа с переживаниями (в т.ч. обработка ситуаций) или работа с поведением. И когда при исследовании темы клиента нам удается увидеть в ней один или второй фокус для работы, из этого понимания легко рождаются проекты возможных психодраматических действий и конкретных сцен. И наоборот, если у директора нет хороших психодраматических проектов для клиента — чаще всего директору необходимо продолжать исследовать тему, пытаясь распознать, какой из этих двух фокусов работы будет более полезен для клиента.

Далее я кратко опишу два фокуса работы и основные терапевтические проекты, с помощью которых их можно реализовать.

1. Работа с переживаниями: у клиента есть актуальное переживание или психическое состояние, которое для него дискомфортно и которое он хочет «разрядить». Особым частным случаем этой группы будут эмоциональные последствия некоторого события, которые тоже требуют «разрядки». В свою очередь, сильные переживания, связанные с некоторым человеком или ситуацией, могут не только создавать очевидный дискомфорт, но и быть причиной, по которой у клиента возникают сложности в поведении с этим человеком или в похожих ситуациях. Вариантами работы с этой группой проблем будут:

  • Обработка небольшого или существенного психотравмирующего события.
  • Реализация и «разрядка» переживаний, связанных с некоторым человеком в психодраматической встрече.
  • Психодраматическое усиление и изменение переживаний через создание гиперреалистичных сцен.

2. Работа с поведением: у клиента есть сложности в реализации некоторой деятельности/поведения, которая ему необходима для нормального функционирования и адаптации. А возникающие от этого эмоциональные последствия уже вторичны, и работа по их «разрядке» не будет достаточной для нормализации жизни человека, а только снимет остроту до следующего эпизода. Вариантами работы с этой группой проблем будут:

  • Исследование типового фрагмента интересующей нас деятельности: внешнего поведения клиента и соответствующих ему процессов внутреннего мира.
  • Создание и опробование новых моделей внешнего поведения и способов обращения со своими психическими процессами.
  • Исследование типового фрагмента коммуникации для лучшего понимания себя и другого и поиска конструктивных способов защитить себя и/или поддержать другого.

При работе с нарушениями поведения зачастую оказывается, что поведение неэффективно, т. к. у клиента в прошлом есть сильный негативный опыт, эмоциональные последствия которого и создают нарушения в поведении. Т. е. начав работать с фокусом на поведении, мы должны будем сделать вставку по работе с переживаниями (обработать событие прошлого). А при работе, сфокусированной на разрядке переживаний, зачастую оказывается, что переживания возникли в результате неэффективного поведения, и, сделав некоторую работу с переживаниями, нам стоит уделить время поиску новых способов поведения.

Доп. инф.:

  • PG01 Базовые принципы и техники психодрамы, разд.: Базовая структура психодраматической работы.
  • PG06 Стратегии терапевтической работы, разд.: Психотерапия, ориентированная на решение сложностей.

3.2. Терапевт договорился с клиентом о плане работы: проекте сценического действия и его терапевтическом смысле для клиента.

Этап фокусировки, описанный выше, должен завершиться некоторым «психодраматическим предложением клиенту». Такое предложение в идеале должно сразу содержать в себе:

  • Предложение конкретной сцены или действия (что мы будем делать на сцене).
  • Простое объяснение клиенту ее смысла и пользы (чем она может ему помочь).
  • Внутренний план действий директора (какие шаги он планирует предпринять для реализации этого плана: в начале, середине и в конце).

У этого этапа есть и пара дополнительных функций:

  • Клиент может проверить и оценить, правильно ли терапевт его понял. А если такого понимания не произошло, то клиент с терапевтом могут выбрать подходящую клиенту психодраматическую сцену в совместном обсуждении.
  • Терапевт может договориться с клиентом о сужении его темы до того объема, который реализуем за имеющееся время. Это полезно и для того, чтобы сделать ожидания клиента от работы более реалистичными, и, соответственно, уменьшить тревогу обоих.

Доп. инф.: PG06 Стратегии терапевтической работы, разд.: Простые проекты психодраматических работ.

3.3. Терапевт действовал согласно тому плану, о котором договорился с клиентом (т.е. терапевт умеет реализовывать задуманное).

Бывает такое, что терапевт хорошо сфокусировал сложность клиента и договорился с ним о подходящей форме работы, но в психодраматическом действии запланированной работы, увы, не происходит. Чаще всего это случается по следующим причинам:

  • Терапевт не решается брать управление терапевтическим процессом в свои руки, а просто идет за разворачивающимся процессом клиента.
  • Терапевт начинает реализовывать свой проект излишне длинным путем, и получается, что не успевает его реализовать.

Если у терапевта есть хороший проект психодраматического действия, то в большинстве случаев ему полезно будет, не теряя времени, идти к его реализации. А если терапевт дает клиенту сделать несколько шагов в сторону от их плана, то лишь для проверки, не откроет ли это новых возможностей. И соответственно, если новых возможностей не открывается, то терапевту будет полезно вернуть клиента к прежней линии работы, например так:

  • 0: Если мы с тобой еще хотим сделать [напоминание их договора], то нам надо сейчас [указание действия].

А если в процессе работы у терапевта появились новые идеи или стало очевидно, что клиенту необходимо что-то иное, отличающееся от изначального проекта работы, то терапевту и клиенту нужно вновь согласовать планы, например так:

  • 0: Мы с тобой хотели [напоминание договора], но если сейчас важно уже другое, то давай обсудим, куда нам двигаться дальше.

Доп. инф.: ОФП Основы феноменологической психотерапии, разд.: C. Взаимодействие с сознательной активностью клиента.

3.4. Терапевт проверял у клиента по ходу работы, в нужном ли направлении они двигаются.

В большинстве случаев терапевту полезно обсуждать с клиентом предстоящие шаги терапевтической работы не только в начале сессии, но и постоянно в ее процессе. Это полезно по двум причинам:

  • Мы постоянно проверяем у клиента правильность курса нашей работы.
  • Благодаря этому мы делаем клиента более активным и ответственным участником собственной работы.

Проще всего это реализовывать, задавая время от времени клиенту вопросы такого типа:

  • 0: Как тебе кажется, мы двигаемся в верном направлении?
  • 0: Что тебе важно еще успеть сделать в этой работе?

Доп. инф.: ОФП Основы феноменологической психотерапии, разд.: C. Взаимодействие с сознательной активностью клиента.

3.5. Терапевт помог клиенту ассимилировать результаты работы (назвать, обобщить и присвоить полезное и важное из работы).

Во время психодраматического психотерапевтического процесса мы часто стремимся, чтобы клиент ощутил, пережил или попробовал что-то новое и полезное для себя. Но существенно, что одной такой эмоциональной работы чаще всего недостаточно для продуктивного терапевтического процесса. Не менее важно, чтобы клиент понимал, как его продвигает каждая терапевтическая сессия. Для этого терапевту нужно организовать для клиента этап ассимиляции опыта, на котором клиент с терапевтом обсуждают, что полезного для себя клиент может унести из этой работы.

В общем виде у этапа ассимиляции опыта в конце сессии есть три главные функции:

  • Обновление когнитивных представлений клиента о самом себе и обсуждаемой проблеме в соответствии с полученным на терапии новым эмоциональным и поведенческим опытом.
  • Проверка, что терапевт делал то, что нужно для клиента, и, одновременно, повышение активности и ответственности клиента за результативность процесса работы.
  • Подведение результатов конкретной сессии для логической законченности работы, увеличения субъективного ощущения ее результативности у клиента и проектирования продолжения.

Этап ассимиляции опыта можно начать с помощью вопроса «Что для тебя было полезным/новым/интересным в этой работе?», после чего дать клиенту необходимое время для самостоятельного размышления. Важно понимать, что в существенном количестве случаев недостаточно будет такой вопрос только задать. Во многих случаях терапевту полезно будет предложить клиенту подумать об этом вместе с ним, обращая его внимание на наиболее важные, с точки зрения терапевта, моменты работы.

В ассимиляции мы, конечно, стремимся, чтобы клиент делал все выводы самостоятельно. Но иногда, когда клиент совсем не может сделать свои выводы, полезно, чтобы терапевт предложил ему свое резюме, которое, конечно, не следует навязывать клиенту, а лишь предложить как собственное видение. Например, резюме терапевта может начинаться так:

  • 0: Из того, что мы сделали, мне кажется самыми интересным/важным/продуктивным…

В тех случаях, когда у клиента и терапевта в начале сессии была сформулирована цель их работы, во время ассимиляции полезно вспоминать эту цель и сравнивать результат с ней. Например, если в начале сессии был договор, что в работе они будут стремиться «понять что-то про тему А», то на этапе ассимиляции терапевту всегда будет полезно спросить клиента: «Что тебе стало более понятно про тему А?» Такие вопросы обычно эффективны для всех трех функций ассимиляции, т.к., даже если проблема и не решена «целиком», то такое обсуждение показывает, что она сдвинулась из изначальной точки.

Доп. инф.:

  • PG01 Базовые принципы и техники психодрамы, разд.: Базовая структура психодраматической работы.
  • ОФП Основы феноменологической психотерапии, разд.: C. Взаимодействие с сознательной активностью клиента.

4. Опирался на исследование жизни клиента для верного понимания его проблемы

4.1. Терапевт стремился понять, не является ли предъявляемая клиентом тема эмоциональным следствием какой-то ситуации.

Особой формой проявления стремления терапевта к исследованию реальной жизни клиента является ориентация на исследование ситуаций. Часто бывает, что текущие переживания клиента и его запрос на терапию являются просто эмоциональными последствиями недавней ситуации, с которой и необходимо произвести психологическую работу. А для того чтобы терапевт не упустил эту связь, ему необходимо быть внимательным ко всем упоминаниям произошедших ситуаций в речи клиента и при необходимости направлять внимание клиента на их поиск. Если, например, клиент будет упоминать какие-то ситуации, а терапевт не будет к ним цепляться и про них расспрашивать, это будет недоработкой по этому пункту.

Доп. инф.: ОФП Основы феноменологической психотерапии, разд.: E. Психотерапевтическая работа с ситуациями.

4.2. Терапевт стремился понять, в каком поведении у клиента есть сложности, приводящие к появлению его темы.

Проблема клиента не всегда находится именно там, где сам клиент говорит. Зачастую предъявляемая тема — это просто способ клиента рассказать о некоем своем затруднении в жизни, которое он «творчески переработал и осмыслил». И психодраматисту очень важно не только услышать тему клиента, но и попробовать выяснить, где клиент испытывает затруднения в жизни. Именно по этой причине мы ставим на сцене «моменты затруднения в реальной жизни» и не делаем сцен из метафорических описаний и формулировок проблемы (см. также пункт 4.3). Например, если клиент жалуется, что его «самооценка слишком уязвима для внешних воздействий», не следует делать сцену, где клиент будет строить защитный забор вокруг акзилари, символизирующего самооценку. В этом случае следует настойчиво пытаться понять, какое дисфункциональное поведение клиента или какие события прошлого скрываются за таким описанием проблемы.

Примером недоработки по этому пункту будет такая ситуация: клиент заявит тему о любви к себе или доверии к людям, или об опозданиях, или о поиске себя, или о проблемах в отношениях, а терапевт не предпримет настойчивых попыток выяснить, где и как эта сложность проявляется в жизни клиента, и в чем она заключается в каких-то конкретных ситуациях.

***

Несмотря на общую рекомендацию всем студентам избегать на первых порах «метафорических работ» с клиентами, иногда этой рекомендации невозможно последовать, и приходится делать для клиента метафорическую психодраму. В таких случаях, например, возможным вариантом, увеличивающим «реалистичность» работы, может быть или начало такой работы из реальной ситуации, или ее завершение в виде предложения клиенту оказаться в некоторой реальной ситуации и попробовать в ней действовать иначе (с учетом метафорически измененного эмоционального состояния).

4.3. В построенной сцене непосредственно проявилось актуальное переживание клиента или его сложность в поведении.

В большинстве психодраматических работ необходим этап построения сцены, в которой непосредственно проявляется актуальное переживание клиента или сложность в его поведении (взаимодействии со средой). Это нужно по нескольким причинам:

  • Чтобы понять проблему клиента, чаще всего терапевту не следует воспринимать слова и объяснения клиента как «абсолютную истину». Терапевту надо собственными глазами увидеть ситуацию, где проблема проявляется в жизни клиента. Именно эта сцена чаще всего проявляет те переживания клиента, которые и нужно разворачивать в работе.
  • Чтобы что-то сделать с актуальным переживанием клиента, чаще всего это переживание сначала нужно в полной мере активизировать в душе клиента через реконструкцию момента, когда оно возникло, или через какую-то другую сцену, которая сможет его выразить.
  • Когда клиент эмоционально погружается в точку своей сложности, у него появляется «эмоциональная потребность» найти из нее выход, а это важно для его мотивированности и, как следствие, эффективности работы для него.

5. Работал средствами психодрамы, верно использовал психодраматические техники

Этот раздел посвящен оценке того, насколько студент освоил классические психодраматические техники. По методическим соображениям я разделил их на два блока, чтобы студенты во время подготовки обратили внимание как на минимально необходимую структуру психодраматической работы, так и на правильное, с точки зрения психодрамы, построение действия.

5.1. Директор реализовал простые сценические действия: отделение пространства сцены, введение ролей, вопрос о желании что-то доделать/изменить перед завершением, снятие ролей, разбор сцены, шеринг с соответствующей инструкцией группе.

Описанные выше простые сценические действия являются типовыми, но при этом важными для психодраматической работы. Они создают необходимую структуру и объясняют клиенту основные правила создания психодраматического действия. Кроме того, эти действия помогают сделать психодраматическую работу естественной и интуитивно понятной для клиента.

5.2. Директор верно и логично использовал психодраматические техники без нарушения базовых принципов психодрамы как во взаимодействии с протагонистом, так и в организации взаимодействия протагониста и группы.

К ошибкам по этому пункту будут относиться, например:

  • Если акзилари по собственному желанию или с подачи директора начнут говорить текст, который не говорил протагонист, когда был в этой роли.
  • Если кто-то продублирует протагониста, но сам протагонист не повторит текст своими словами, и директор возьмет такое содержание в работу.
  • Если директор, например, будет говорить с протагонистом в роли «мамы» о том, что делать дальше в работе.
  • И т.д....

Появление таких ошибок обычно показывает, что директор или очень волнуется, или не чувствует / не понимает правильную логику использования психодраматических техник.

5.3. Директор действовал психодраматическими средствами, т.е. польза для протагониста происходила за счет обмена ролями, действия из роли, достаточно смелого «пробования нового» и т.д., а например, не за счет разговора с терапевтом.

Психодрама, по способу ее работы, существенно отличается от других методов. В ней мы стремимся обе метазадачи психотерапии — диагностику и изменение — реализовывать не через разговор с клиентом, а организуя для него непосредственное действие. Например, вместо того, чтобы размышлять, «как это сказать», будет полезнее попробовать все возможные варианты реплик произнести в подходящей сцене.

Кроме уже сказанного, важно, чтобы психодраматист не упускал хорошие возможности превратить в действие то, что он обсуждает с клиентом. Резюме-девиз будет звучать так: у психодраматиста всегда должны быть наготове реплики:

  • 0: А давай попробуем это сделать!
  • 0: Попробуй это ему прямо сказать!

6. Адекватно отрефлексировал свою работу (анализ после работы)

6.1. Терапевт может рассказать, что он делал в своей работе и почему (что говорит об осознанности терапевта в процессе работы).

Важно, чтобы непосредственно во время работы терапевт в любой момент понимал, что он делает, почему и для чего. Такого рода рефлексивность и осознанность является абсолютно необходимой для качественной работы терапевта. Стремитесь быть осознанными во время сессии: не спешите, останавливайтесь, думайте, рассуждайте вслух, обсуждайте с клиентом ваши идеи — и на основе всего этого выбирайте, что вы будете делать в сессии дальше.

6.2. Терапевт может адекватно отрефлексировать, что ему фактически удалось, а что не удалось сделать в работе с клиентом.

Важно, чтобы терапевт был способен провести рефлексию своей работы — увидеть в ней сильные и слабые стороны. В идеале размышления терапевта о своей работе должны привести его к хорошим идеям о том, чтобы он попробовал сделать иначе. Для того, чтобы провести эту рефлексию, терапевту нужно не спешить и прислушаться к своим ощущениям от работы и от контакта с клиентом, и, опираясь на них, попробовать понять, чего в работе не хватало.

6.3. Терапевт может простыми словами объяснить, чем сделанная работа может быть полезной для клиента в его жизни.

Мы делаем любую психотерапевтическую работу ради того, чтобы у клиентов менялось что-то в их жизни. И терапевту важно думать о том, каких изменений в жизни клиента он ожидает в результате их совместной работы. А еще важно уметь объяснить эту пользу простыми словами. Потому что, во-первых, только такими словами можно объяснить суть работы самому клиенту, а это бывает очень нужно и полезно (см. пункт 3.4). А во-вторых, простые слова помогают избегать абстрактных метафорически-психологических объяснений, которые зачастую дают только иллюзию объяснения, а де-факто лишь запутывают и клиента, и терапевта.

6.4. Терапевт может адекватно описать, между чем и чем происходил конфликт в психике клиента в рассматриваемой теме.

Большинство проблем, которые клиенты приносят к психологам, возникают из-за некоторого эмоционального внутреннего конфликта, происходящего в психике клиента. Например, это может быть конфликт побуждений или сильные подавленные переживания. Важно, чтобы терапевт умел видеть за сложностями клиента его внутренние конфликты. Такого рода противоречие можно описать терминами ролевой теории, если этот язык нравится и подходит студенту, но я бы обязательно просил сделать описание конфликта на «простом языке», например:

  • Между какими переживаниями клиента есть противоречие?
  • Что клиент хочет, но не может сделать?
  • Какие подавляемые переживания, по мнению терапевта, есть у клиента, и как вышло, что он их подавляет?
  • Что клиент не умеет делать в исследуемой ситуации, и какие это рождает переживания?

Приложения

Некоторые пояснения и размышления

3-я группа описывает то, как терапевт включает клиента в работу, договаривается с ним, делает его «ответственным заказчиком» и работает «по заказу клиента». Мне кажется хорошим, чтобы эти пункты были сгруппированы вместе.

Критерии 6-й группы, по сути, дают список вопросов, по которому можно анализировать свою работу.

Т.к. эти критерии изначально появились из статистического анализа ошибок, то интересно, что только 2 группы из 6-ми оценивают специфические психодраматические навыки. Из этого я делаю два вывода:

  • Это косвенно подтверждает, что во время хорошего обучения психодраме мы развиваем и универсальные терапевтические навыки, даже если мы не уделяем им время напрямую.
  • Это показывает необходимость прямо или косвенно уделять внимание общим терапевтическим навыкам в рамках стандартной программы базового курса.

Благодарю за помощь всех моих первых читателей и отдельно Наталью Фролову и Таину Безрукову, которые задавали вопросы, находили несостыковки, подкидывали идеи и помогали редактировать текст. Буду рад откликам и вопросам от студентов и заинтересованных коллег.

Приложение 1. Вопросы для самостоятельного анализа работы

Недостатком предложенных критериев является то, что они плохо подходят для самостоятельного анализа собственных психодраматических работ. Поэтому я хочу дополнительно предложить набор вопросов, которые могут помочь в таком анализе. Я сформулировал вопросы для наиболее важных критериев, которые хоть в какой-то степени можно оценить самостоятельно. Самые важные из вопросов я дополнительно выделил подчеркиванием номера.

2. Выполнял работу по эмоциональному пониманию клиента и работал с эмоциями

  • 2.1. Было ли у меня ощущение, что клиент доверяет мне, работая с этой темой? Какими действиями я старался увеличить безопасность для клиента?
  • 2.3. Какой момент истории клиента был бы самым сложным для меня самого, если бы я оказался на его месте? Исследовал ли я опыт клиента в этот момент с особой тщательностью?
  • 2.4. Про что было самое сильное переживание клиента? Удалось ли его выразить сценическим действием настолько ясно, чтобы вся группа его прочувствовала и прожила?

3. Создавал проекты терапевтических действий и реализовывал их до конца

  • 3.1. Что мы с клиентом решили сделать полезного для него?
  • 3.2. Как мы договорились делать это психодраматически? Какой у меня был внутренний план реализации этого проекта (что я планировал делать в начале, середине и в конце)?
  • 3.3. Реализовал ли я наш план в психодраматической работе? Если да, то в какой именно момент наш план был реализован? Обсудил ли я в этот момент с клиентом промежуточные результаты, и что делать дальше?
  • 3.5. Чем, с точки зрения клиента, работа была полезной для него? Была ли у клиента возможность самостоятельно подумать и сформулировать выводы о полезности работы без подсказок терапевта?

4. Опирался на реальность в исследовании проблемы

  • 4.1. Спросил ли я клиента про то, не является ли его тема следствием некоторой конкретной особенной ситуации?
  • 4.2. Как описываемая проблема проявляется в жизни клиента? Какую я могу рассказать конкретную историю из жизни клиента, в которой эта сложность непосредственно проявляется?
  • 4.3. Смогли ли мы в психодраматической сцене достаточно развернуть актуальное переживание клиента или непосредственно увидеть его сложность в поведении?

Приложение 2. Список критериев

1. Взял роль психолога-консультанта и директора психодрамы

  • 1.1. Терапевт работал для клиента и в интересах клиента. Взял профессиональную роль и был устойчив в ней.
  • 1.2. Терапевт взял роль лидера группы и был устойчив в ней. Управлял групповыми процессами и заботился об участниках.
  • 1.3. Терапевт разумно обходился с отведенным на работу временем.
  • 1.4. Терапевт заботился об экологичности и безопасности психотерапевтического процесса.

2. Проявил навыки эмоционального понимания и правильно работал с эмоциями

  • 2.1. Терапевт был чутким, эмпатичным и внимательным к переживаниям клиента (был эмоционально «сонастроен» с клиентом).
  • 2.2. Терапевт соблюдал баланс между своей активностью и активностью клиента. Верно выбирал, где помогать клиенту, а где нет.
  • 2.3. Терапевт в полной мере идентифицировался с клиентом: использовал ситуативную, речевую и ролевую идентификацию.
  • 2.4. Терапевт помог клиенту сфокусировать, развернуть и «встретиться» с наиболее сильными переживаниями его темы.
  • 2.5. Терапевт верно выбирал стратегию работы с переживаниями (разворачивание, выражение, проживание, деконструкция…).

3. Создавал терапевтические проекты и был последователен в их реализации

  • 3.1. Терапевт с клиентом сфокусировались для работы на актуальном переживании или на сложности в поведении клиента.
  • 3.2. Терапевт договорился с клиентом о плане работы: проекте сценического действия и его терапевтическом смысле для клиента.
  • 3.3. Терапевт действовал согласно тому плану, о котором договорился с клиентом (т.е. терапевт умеет реализовывать задуманное).
  • 3.4. Терапевт проверял у клиента по ходу работы, в нужном ли направлении они двигаются.
  • 3.5. Терапевт помог клиенту ассимилировать результаты работы (назвать, обобщить и присвоить полезное и важное из работы).

4. Опирался на исследование жизни клиента для верного понимания его проблемы

  • 4.1. Терапевт стремился понять, не является ли предъявляемая клиентом тема эмоциональным следствием какой-то ситуации.
  • 4.2. Терапевт стремился понять, в каком поведении у клиента есть сложности, приводящие к появлению его темы.
  • 4.3. В построенной сцене непосредственно проявилось актуальное переживание клиента или его сложность в поведении.

5. Работал средствами психодрамы, верно использовал психодраматические техники

  • 5.1. Директор реализовал простые сценические действия: отделение пространства сцены, введение ролей, вопрос о желании что-то доделать/изменить перед завершением, снятие ролей, разбор сцены, шеринг с соответствующей инструкцией группе.
  • 5.2. Директор верно и логично использовал психодраматические техники без нарушения базовых принципов психодрамы как во взаимодействии с протагонистом, так и в организации взаимодействия протагониста и группы.
  • 5.3. Директор действовал психодраматическими средствами, т.е. польза для протагониста происходила за счет обмена ролями, действия из роли, достаточно смелого «пробования нового» и т.д., а например, не за счет разговора с терапевтом.

6. Адекватно отрефлексировал свою работу (анализ после работы)

  • 6.1. Терапевт может рассказать, что он делал в своей работе и почему (что говорит об осознанности терапевта в процессе работы).
  • 6.2. Терапевт может адекватно отрефлексировать, что ему фактически удалось, а что не удалось сделать в работе с клиентом.
  • 6.3. Терапевт может простыми словами объяснить, чем сделанная работа может быть полезной для клиента в его жизни.
  • 6.4. Терапевт может адекватно описать, между чем и чем происходил конфликт в психике клиента в рассматриваемой теме.

---
Павел Корниенко / Критерии оценки базовых навыков директора психодрамы / v3-1000+v1-4750